homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная

Часть III — НАСТЯ



6

Возвращаясь к моему художественному менеджеру, ставшему приемным папой брошенных мною картин, нужно отметить, что жизненная энергия проявлялась в нем не только посредством выпученных глаз, но и особой зубастости. Зубы его длинны, белы, стоят, как гвардейцы на своем посту, ровненько в ряд, в ясный день отбрасывая на стены тридцать два солнечных зайчика.
Он для смеху принес мне небольшую статью, опубликованную в американской "The New York Times", — которой я, собственно, и был обязан своим ошеломляющим всемирным успехом. По его словам, мои художественные дела пошли в гору почти сразу после ареста, но тенденция была неверной, грозила прерваться в любой момент. Обвальный, панический интерес к моему творчеству начался именно благодаря выходу этой статьи. Он передал мне копию, оставив оригинал, как нечто самое дорогое, в несгораемом шкафу своего рабочего кабинета.
К сожалению, я так и не смог заставить себя всерьез заняться английским, в результате чего сегодня могу прочитать только часть этой знаменательной статьи; ее другая часть мне не понятна. Называется она: "Подонок за мольбертом".
"Я помню, как меня, в то время шестилетнего мальчугана, приводили родители на сеансы в мастерскую сэра Джеймса Грига Джуниора, не забытого и поныне тонкого портретиста, несравненного мастера в первую очередь детского портрета (ретроспективная выставка которого пройдет 15-22 октября с.г. в "Метрополитан Музее"). Усадив на диван, подперев подушками и наказав во всем слушаться Маэстро, мои родители уходили, доверчиво и беззаботно оставляя меня на попечения доброго художника.
"Происходи это не шестьдесят с лишком лет назад, а сегодня, после ареста в Бельгии и чудовищных признаний русского живописца Виктора Ивлева, вряд ли мои родители решились бы оставить меня наедине с художником.
"Согласно неподтвержденным пока официально, но заслуживающим доверия сведениям, поступившим из источников в Министерстве юстиции Бельгии, действовал Ивлев следующим образом.
"Под предлогом работы над картиной определенной жанровой направленности, этот "Виктор Грозный" наших дней связывал натурщиц, после чего вскрывал им вены, собирал кровь и разводил ею краски, надеясь, по его собственным словам, "добиться максимальной жизненности" своих работ.
"Чудовищно, но факт: изувер положил себе за правило пользоваться одной только свежей, "живой" кровью, из-за чего для каждого нового "замысла" ему требовалась новая жертва. По каким-то, понятным только его русскому безумию, причинам он отказывался пользоваться холодильником или хранить собранную кровь каким-либо другим способом. Как только кровь свертывалась слишком сильно, становясь непригодной для смешивания с красками, демону его творчества требовалось новое жертвоприношение.
"Если несчастная умирала раньше завершения картины, полотно выбрасывалось. "Так нужно было, чтобы жизнь перешла в картину полностью и без остатка," — поделился со следственными работниками секретом творчества русский "маэстро".
"Не будем отрицать: краскам его действительно свойственна некая бросающаяся в глаза живость. В особенности же это касается всех оттенков красного, куда в первую очередь подмешивалась кровь.
"Подсчитав количество написанных злодеем за последнее время картин, мы можем получить примерное представление о числе его жертв, — только примерное, потому что не известно, когда начался поистине "кровавый" период творчества этого, впрочем, небесталанного живописца, а также распространялся ли этот обычай на его работы всех жанров, или же только на портреты".
И еще, для любопытных и бесстрашных: в таких-то галереях "можно увидеть эти чудовищные полотна, от которых, по свидетельству очевидцев, до сих пор пахнет кровью, если хорошенько принюхаться, и волосы встают дыбом".
"Говорят, особенно остро запах крови чувствуется на известном триптихе Ивлева, изображающем обнаженную девушку-подростка, спящую в маках. На трех полотнах девушка изображена, судя по перемене света, игре оттенков и теней, ранним утром, днем и поздним вечером, — причем, в густых сумерках последнего полотна очертания ее почти детского хрупкого тела можно не столько увидеть, сколько угадать в тяжелых отсветах кроваво-красных, горящих жарко маков, словно напившихся за день ее крови. От внимания критиков, ранее разбиравших эту, уже ставшую известной, работу, ускользнула немаловажная подробность: на всех трех картинах, — то есть в течение всего долгого дня! — девушка остается в одной и той же позе. Если представить себе, что с того условного момента, в котором запечатлена она утром (положим, восемь-девять часов), до позднего вечера (вспомним, как поздно темнеет летом) прошло около пятнадцати часов, в течение которых спящая девочка не переменила своей позы ни на йоту, становится очевидным, что Ивлев с неслыханной откровенностью, граничащей с дерзостным цинизмом, обнажил перед нами сущность своего приема, изобразив не спящую, но мертвую в маках!"
Если статья это написана той драгоценной ручкой, принесшей мне десять пачек сигарет, то автора можно поздравить от души, потому что добился он того, чего хотел. Если же автор ее был совсем другим человеком и двигали им иные задачи, как то: разоблачение преступника и осуждение всеядных, алчных держателей галерей, — то он с треском промахнулся.
Не беда, в другой раз повезет больше.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau