homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная

Часть III — НАСТЯ



2

В моей камере стены покрыты светлой серовато-зеленой краской, одеяло из водянисто-зеленой материи с розоватыми розами и тонкими, яркими красными полосками... А далее уж просто цитата, хоть и на память и в собственном переводе, но все-таки без ненужной, хотя и бескорыстной, попытки натянуть на себя чужое одеяло. "Через окно с железной решеткой я вижу четырехугольник пшеницы, окруженный изгородью, над которым каждое утро во всей своей славе восходит солнце..."
Моя камера проста и по-своему уютна. Кровать стоит справа, слева у двери умывальник, напротив — окно, через которое с кровати хорошо видно небо, а мне большего и не нужно.
Я передал адвокату дневник из чисто практического, известного всякому автору желания не дать пропасть своей работе. Кстати, я до сих пор забываю фамилию адвоката, — этой очень молодой, красивой, совсем беспомощной девушки. Первое время мне казалось, что она боялась оставаться со мной один на один, но постепенно это прошло, она привыкла ко мне. Глядя на нее, трудно представить себе, что она замужем и имеет ребенка, а между тем это так. Ее муж обладает удивительной профессией венеролога, специализирующегося на женских венерических заболеваниях. Более романтического занятия для мужчины трудно себе представить.
Она настолько чудесный человек, что, рискуя своей, без всякого сомнения, блестящей карьерой, по просьбе моего бывшего друга согласилась устроить нам встречу. Как я ни успокаивал себя, как ни пытался взять себя в руки, последнюю ночь перед свиданием я не спал, находясь в каком-то лихорадочном, тяжелом волнении. Окно пасмурно темнело, наливаясь грязно-серым цветом вечерних облаков, чтобы к середине ночи очиститься, стать темно-синим; облака растянуло, стали видны звезды. Перед самым свиданием вспомнил, что давно не брился, бросился бриться, хотя времени не оставалось и бриться вслепую, без зеркала, занятие непростое и неблагодарное. Бессонная ночь мне не помогла, как не помогли и все предыдущие ночи и дни, сонные и бессонные. Был ли в его взгляде, исполненном сострадания, оттенок невольного отвращения, той брезгливости, которую испытываешь рядом с калечным, больным, ненормальным? Мне могло показаться, но именно эту брезгливость я обнаружил в его лице, именно она и разозлила меня.
Только потом, следующей ночью, глядя в ночное окно, вспоминая нашу короткую встречу и то, что должно было стать проникновенной беседой, а вылилось в бестолковый скандал, я понял, до какой степени мы с ним похожи друг на друга, в том числе и внешне. Странно, что наше сходство не бросилось мне в глаза раньше.
Я помню, что потом сел, спустил ноги на пол, обхватил голову руками. "Господи, как сделать, чтобы умершие из-за меня были живы и их смерть и страдания не были на моей совести?!" — в полном отчаянии думал я, как думал все последнее время, только ответа мне не было. Мелкие слабости, которым поддаешься каждый день, почти не отбрасывающие тени при свете совести, почти совсем безобидные проступки, которые легче не совершить, чем совершить, ничтожные, как капли дождя, образуют вначале потеки, потом лужи, потом озера, потом реки, затем моря, превращающиеся, в свою очередь, в океаны, — из которых не выплыть и умеющему плавать.
А что, если выдумал я этого человека, который якобы приходил ко мне в тюрьму, выдумал, чтобы пустить по своему следу, заставить войти в воду в том месте, где мне случилось оступиться, сделать ошибку, чтобы исправить ее и снять тем самым с меня вину? Впрочем, последнее, с чем мне хотелось бы расстаться, это рассудок.
С другой стороны, существовала же философская школа, представители которой так хорошо говорили о том, что весь окружающий человека мир, вся видимая и осязаемая им действительность живет лишь в одном его воображении, являясь плодом, игрой его собственного сознания. Почему бы и нет? Вот бы еще и поверить в это, и все проблемы с нечистой совестью были бы решены.
А что, если и сам я, выдумавший все эти мрачные проблемы, являюсь плодом чьего-то воображения, игрушкой чьего-то сознания? Закроет он глаза — и меня не видно, перестанет меня представлять — и нет меня. Ну так закрой же глаза, подумай о чем-нибудь другом, хоть ненадолго!

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau