homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть II — АННА



9

На следующий день, после бессонной ночи сначала на диване в гостиной, потом в постели, потом снова на диване перед телевизором, я решил вызвать врача. Врач пришел после обеда; увидев сине-бурые кровоподтеки, озабоченно сложил губы трубочкой.
— Как это произошло? Кто-то ударил? — спрашивал он, осматривая мои ребра.
— Да.
— Ага, — произнес тот и стал прикасаться ко мне своими холодными пальцами. — Температуру не измеряли? Здесь болит? А здесь?
Там болело.
— А здесь?
И здесь.
— Здесь тоже?
И там тоже.
— А вот если так?
А вот если так, то и вообще сил терпеть не было.
— Вы в туалет ходили? В моче, кале крови нет?
Он вдруг замолчал, взглянул мне в лицо.
— Это не вас вчера по телевизору показывали?
Странный вопрос.
— Нет, насколько я знаю.
Осмотр неожиданно прекратился: доктор отдернул от меня руки, словно испугался, что я вдруг укушу его холодные волосатые пальцы, и встал, почти вскочил на ноги.
— Вам надо пройти более серьезное обследование. Вот рецепт на рентген. Прием до четырех.
Быстро принял положенные ему семьсот пятьдесят франков, сдержанно поблагодарил, мгновенно выписал на них квитанцию, положил на стол рядом с больничными рецептами. По его мнению, у меня были сломаны ребра, не то два, не то три. А может, и все четыре.
— Не провожайте меня, если вам больно, — сказал он с испугом, глядя, как вставал я к нему с дивана. — Я сам выйду. Мне не впервой.
И был таков.

** ** **

Последующие часы этого дня имели медицинский характер. Я поехал в больницу. Сделал рентген. В узкой туалетной кабинке мочился в пластмассовую бутылочку, отражаясь сразу во всех квадратиках глянцевой керамической плитки.
От рентгенолога поразительно остро пахло потом. Поставив меня на металлическую подножку рентгеновского аппарата и с отвращением взглянув на мой живот, он отошел за стеклянный экран, откуда спросил:
— Вы футболист?
На телевизионном экране я увидел свой собственный скелет.
Футболистом назвать себя я не мог.
Аппарат гудел, пищал, щелкал, — производил, одним словом, все положенные ему звуки. Врач не стоял на месте, выходил ко мне из-за своего стеклянного укрытия, поворачивал, укладывал, говорил, когда можно было дышать, а когда было нельзя, вонял потом. Предыдущий врач ошибся: сломанным оказалось только одно ребро.
Вернулся домой я поздно вечером, когда на улице было уже совсем темно. Окно нижнего этажа в доме напротив было закрыто белыми ставнями. Телефонный звонок я услышал еще с улицы, стоя с ключами на ступеньках перед дверью. Бежать или не бежать? Или двигаться к телефону неторопливо, как подобает человеку с битым ребром? Я выбрал второе, и, закрыв парадную дверь, пошел в темноте к телефонному аппарату неторопливо. Снял трубку.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau