homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть II — АННА



32

Мой отъезд, намеченный на следующий день, задержался. Я выписался из гостиницы, заплатил за ночь, проведенную в ней лишь отчасти, и выпитые в минибаре напитки, перешел к знакомым. К вечеру мне пришла в голову мысль, заставившая меня одеться, собраться — и провести остававшееся до утра время в самых разных местах, не закрывавшихся на ночь: на улице, в метро, в дешевом ресторане, в кафе, на вокзале. В вокзальном зале ожидания я и встретил утро, среди сотен усталых, измученных, как и я, ожиданием утра, людей. Телефонных аппаратов, с помощью которых можно было совершать международные звонки, здесь не было, — или я не знал, где их следовало искать. Вообще, мест в зале ожидания было немного, так что, если мне не хотелось провести остаток ночи на ногах, нужно было хранить свое место, не вставать с него и никуда не уходить. Мне казалось, что я не смогу уснуть, но я уснул. Речь могла идти только о самоубийстве. Следов насилия не было никаких. Никаких следов насилия. Что же тогда могло заставить тебя затянуть на шее узел?
Затем я был арестован, — так просто, буднично и незаметно, что и сам в первую минуту не понял, что меня арестовали. В сопровождении пяти или шести молчаливых людей мы прошли к выходу; один из моих спутников взялся нести мою сумку, другой открывал передо мною двери. Машина, в которую мне предложили усесться, стояла не у далекого края тротуара, а прямо у дверей, в том месте, где заканчивались каменные ступени и начинался тротуар. Остаток дня я провел в беседах с незнакомыми людьми, задававшими бесконечное множество самых разных вопросов. На меня не кричали, меня не запугивали, обращались со мной хотя и сухо и сдержанно, но, что называется, корректно и даже любезно, — если не считать того, что оставили ночевать в одиночной камере. Интересовало моих собеседников только одно: что мне известно о партии вывезенных Виктором из страны алмазов. Алмазы оценивались в десять-пятнадцать миллионов долларов и являлись, как я понял, частью другой, значительно более крупной партии, похищенной из страны бельгийскими сообщниками Виктора и растворившейся на бездонном и безбрежном антверпенском алмазном рынке. К сожалению, удовлетворить их любопытство я не мог. Равно как и они моего. О том, что повесившаяся, повешенная, убитая, погибшая, безвременно ушедшая, называй как хочешь, ни Анной, ни Ивлевой (ранее действительно проживавшей по данному адресу, а нынче выбывшей неясно куда, да и, по большому счету, непонятно когда) не являлась, мне было известно еще позавчера, от тех господ милицейских сотрудников, которые приехали по моему звонку убедиться в том, что мертвая мертва.
Утром меня передали недовольному работнику бельгийского посольства. Я не нуждался в его дальнейшей помощи: у меня были и деньги, и необходимые вещи, и документы.
Было у меня и о чем подумать. Вот, например, хотя бы о том, что означала вся это сцена со встречей меня по адресу Ивлевой, с убедительно разыгранным "узнаванием" во мне Виктора, слезами, нежностью, страстью, страхом, звонками, таинственным ночным вызовом, так сказать, на работу... Единственным, что мне приходило в голову — и что казалось мне вполне похожим на правду, — была мысль, что попал я в нечто вроде засады, ловушки, устроенной на тот случай, если Виктора все-таки связывала с Анной сладкая алмазная тайна, если бы вздумалось ему связаться либо с Анной, либо с ее друзьями, подругами, сподвижниками, соратниками, соратницами, — наиболее подходящее наименование выбирайте, друзья, сами, à volonté, хоть все сразу, — непосредственно или через связных, друзей, знакомых, похожих на него, как две капли воды. На тот случай, если, скажем, алмазы были спрятаны ею. Которые похитил Виктор. Причем, похитил с помощью совершенно другой женщины, чью голову не поленился захватить с собой в далекий рейс... И так далее и тому подобное.
Повешенная не могла не знать его лица; не могла она, — так, во всяком случае, представляется мне, — не знать, что он в тюрьме; как же объяснить тогда, что приняла она меня за Виктора, неожиданно освободившегося из бельгийской темницы и без предупреждения нагрянувшей к... К кому? Если бы на самом деле связывало его с Анной больше, нежели случайная встреча, а затем случайная ночь, если бы разделяла она с Виктором такую дорогостоящую тайну, — разве не узнал бы он подмены, не заметил обмана? Или и она была отчасти похожа на Анну, как я — на Виктора? Скажем, специально найдена, подобрана, отобрана, взята на роль... Да нет же, ведь видел же он Анну своими собственными глазами мертвой, убитой, с перерезанным горлом?! Или об этом не было известно (или не было известно наверняка) тем, кто поселил в квартире Ивлевой постороннюю девушку? Которая, увидев меня, — как две капли воды похожего на самого себя, — испугалась, растерялась, решила действовать так, как все мы видели. И ощущали. Лишь бы только задержать, лишь бы не ушел... А вот интересный вопрос: назвала ли она меня хоть раз по имени, то есть, разумеется, по имени того человека, за которого она меня якобы приняла? Если не изменяет мне память, — не назвала. И чем была занята ее голова, пока с таким жаром она разделяла со мной страсть, ласкала меня с такой чистой нежностью? Приблизительно тем же, чем моя? Лихорадочным: "Она или не она?!" — "Он или не он?!" И как узнать, и как проверить, и как сообщить... Сообщить в "подземный мир", как славно выразился мой недавний знакомец.
И все-таки, и все-таки, мне было жаль ее. Мне было ее жаль. Хотя бы за ее красоту, которой больше в мире нет.

** ** **

Рейс отложили на два часа из-за сильного снегопада.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau