homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть II — АННА



31

Трудолюбивое сердце не остановилось, но толку от звонка было немного: дверь мне не открывали. Не случалось ли со мной такого прежде? А если случалось, то когда и где, при каких обстоятельствах? Déjà-vu, да и только
Как бы там ни было, в отличие от тех обстоятельств, сегодня в кармане моего пальто был ключ. Ведь он до сих пор в моем кармане? Так точно. Если она уснула, устав меня ждать, то не будем ее будить: войдем бесшумно, открыв дверь ключом. Вот этот — в верхний замок, а этот в нижний. Средний замок не работал. Нажал на дверную ручку, открыл дверь, тихо вошел в переднюю. А вот и шубка, в которой бежала она от меня к машине, а от машины в гостиницу. Ни в чем не стану ей признаваться. Абсолютно значение правды только в детском саду да начальных классах средней школы, — взрослая жизнь неизбежно вносит в него свои коррективы. Шубка пахла ее духами. Скажу: поехали со мной, я не смогу прожить без тебя ни дня; возьми только самое нужное, и едем, прямо сейчас, прямо как в сказке. С утра первым делом в посольство. Скажу, что она моя невеста. Вошел в гостиную.
Моя невеста была передо мною. С минуту я смотрел на нее, не в состоянии осознать, как получилось, что висела она посередине комнаты, под люстрой, ближе к потолку, чем к полу, до которого ее ногам в черных колготах не хватало с полметра...
Надеюсь, мне когда-нибудь удастся забыть ее лицо.
Я приподнял ее, но таким образом снять ее с люстры было невозможно. Поднял упавший на бок стул, встал на него, принялся развязывать узел: вначале у основания люстры, потом под ее подбородком. Бросил распутывать намертво затянувшийся узел.
Побежал в кухню, нашел нож, разрезал веревку...
Не удержал ее тело, грузно упавшее на пол. Если бы она была жива, от этого падения и удара головой об пол ей несомненно было бы больно.
В детстве мне однажды пришлось найти в траве птицу, какую-то маленькую, наверное, воробья; было холодно, как раз той ночью ударили первые заморозки. Мне показалось, что птица умерла от мороза. Я взял ее слабенькое, невесомое тельце в руки, накрыл со всех сторон ладонями, надеясь отогреть, оживить ее своим теплым дыханием. Что-то подобное чувствовал я и сейчас, — только не мог я взять ее в руки, не мог накрыть со всех сторон ладонями; не было смысла согревать ее и дыханием.
Стараясь не смотреть ей в лицо, я поднял ее с пола и перенес на диван.
Из всех событий, ощущений, мыслей и действий мне запомнилось немного. Вот я сижу перед телефоном, набираю двузначный, известный мне с детства номер милиции. Странно, что так долго приходится ждать ответа. Или не работают они еще? Я ожидал услышать мужской голос, а ответила женщина. Наш разговор был недолог. Адрес я помнил наизусть. Меня попросили никуда не уходить. Разумеется, я никуда не уйду.
Скорая приехала скоро, минут через двадцать. В любом случае, помочь ей они не могли. За двумя сотрудниками милиции прибыло еще несколько. Меня не то чтобы арестовали, но попросили проехать для дачи показаний.
Еще до их приезда я заметил, что то, на чем висела она между люстрой и деревянным полом, был мой шарф: именно его я разрезал ножом, найденным в ящике кухонного стола. Шарф только странно удлинился; раньше он был гораздо короче. Из-за этого мне было показалось, что я ошибся, что шарф был не мой. Присмотревшись, пришлось убедиться. Он растянулся. И был без всякого сомнения моим.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau