homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть II — АННА



26

Официантка обращалась ко мне, фартуком касаясь моего столика.
— Вы не будете возражать, если я подсажу к вам вот этого господина? — извиняющимся тоном спросила она, указывая на стоявшего за ее спиной мужчину.
Этого еще не хватало.
— У нас все столики заняты, — просительно заглядывала она мне в глаза.
Я уже качал головой, собираясь отказать официантке в ее просьбе, а потом вдруг подумал, что, отказав, лишу ее денег, заработка, чаевых, пусть и не больших, но на которые она уже наверняка рассчитывает, на которые имеет полное право, — и не стоит делать маленькую подлость только потому, что мучает совесть после совершения большой.
— Хорошо, — сказал я. Радость, выразившаяся в ее лице, была мне наградой.
Господин опустился на соседний стул, поздоровался и извинился.
— Ведь я вам не помешал? — спросил он, приятно осклабясь.
Сказал бы я тебе, старая сволочь...
Ответил то, что принято отвечать в подобных обстоятельствах.
Разве не странно желание совершенно незнакомых друг другу людей собираться десятками в общие комнаты, чтобы совершить друг перед другом один из самых интимных, наиболее животных и наименее привлекательных процессов — пожирания пищи? Почему почти все остальные телесные отправления мы стремимся исполнить наедине, скрывшись от взглядов посторонних, а иногда и близких людей, — а едим напоказ?
Господин, блеснув запонками, ухватился за меню; интересно, настоящими были бесчисленные бриллианты, наполнявшие сверкающие квадратики запонок, или стеклянными, поддельными? Если настоящими, то выбирать еду подешевле ему не придется.
Ах, он забыл представиться! Старомодно привстав, он протянул мне руку. Судя по имени, происходил он приблизительно из тех же мест, в которых проживал в последнее время и я, так что говорить по-английски нам смысла не было.
Узнав, что со мной можно было общаться на его родном языке, он рассмеялся; вопросы, как говорится, полились рекой: и кто я, и откуда, и почему здесь, и почему там, ведь я... Да, я русский, а почему там? Как замучил, чуть не до судорог, меня этот идиотский, повторяемый каждым вторым, если не чаще, собеседником, и "здесь" и "там", вопрос!
Как ответить, почему у тебя карий цвет глаз, курчавятся или не курчавятся волосы, а у мамы твоей белый, темный, красный, желтоватый — какой угодно — цвет кожи? Как ответить, почему на улице снег, дождь, ветер, ночь, день или утро, почему встречаешь именно этих, а не других, людей, отчего увлекаешься теми, а не другими, женщинами, отчего думаешь, что сможешь с ними провести все до единого дни своей жизни?
— Случайно, — ответил я. Это был лучший, наиболее емкий, точный и честный, исчерпывающий ответ; за все последние годы, прожитые там, где они были прожиты, мне не удалось придумать лучшего.
— Случайно? — удивился тот, подняв брови.
— Встретился с девушкой, здесь, в Москве, разъехались, снова встретились, жили вначале здесь, женились, обзавелись ребеночком. Потом по работе ей пришлось вернуться домой. Я работой не связан. Переехал к ней. Вот так.
То, что обзавелись мы ребеночком, родив его в одном из здешних роддомов, говорить не следовало. Это его не касалось. Не касалось его и то, что брак наш давно разрушился, и я не видал ее, переехавшую по работе в очередную страну, многие месяцы, многие годы. Не касались его и причины развода. Почему сегодня эта женщина кажется самой родной, дорогой и красивой на свете, а завтра от ее взгляда хочется выть, как воют, если верить документальным фильмам, волки, собравшись в небольшую стаю на залитой лунным светом лесной поляне?
Официантка принесла пивца, из патриотических или иных побуждений, бельгийского. Господин учтиво приподнял бокал в мою сторону, отпил, слизнув с верхней губы белую пенную полосу.
Из гостиницы вышло сразу несколько человек, и мне удалось рассмотреть каждого из них. Боже мой, сколько же это будет длиться? Как неприятно осознавать себя подонком! И еще эта старая рухлядь под боком, произносящая слова, к которым необходимо хоть сколько-нибудь прислушиваться, чтобы во время отвечать на вопросы. Не пожалей я официантку — хоть от этой неприятности был бы освобожден!
Сколько же будет она оставаться наверху?!
— Что? — переспросил я, не расслышав вопроса.
Какова моя профессия? В данный момент она представляла нечто среднее между обязанностями сутенера и заботами, скажем, отца. Не к месту вспомнил о телевизионной передачке, в которой муж проститутки рассказывал, как ведет себя, когда в дом к ним приходят женины клиенты.
Я посмотрел на часы, и меня бросило в пот. Я сидел в кафе полтора часа.
Господин тоже взглянул на часы.
— Здесь позже ложишься спать, — сказал он. — Вообще, в России не принято ложиться раньше двенадцати, часа... Исправьте меня, если я не прав. У нас после девяти часов вечера звонят только хорошим знакомым, близким друзьям или родственникам, да и то не всяким. А русский в это время только отправляется в гости, только откупоривает первую бутылку водки!.. Вы не согласны со мной? — спросил он, заметив мою усмешку, которую мне не удалось скрыть.
За одно это упоминание о водке его стоило повесить за ноги, ну а заодно и раздавить плоскогубцами яйца.
— Мне слишком часто приходится слышать комбинацию этих слов: "русский" и "водка". Боюсь, что это один из мифов, созданных на пустом месте, на литературе, кино... Мне не кажется, что русские пьют больше, чем любой другой народ.
Прикладывая руку к тому месту, где предположительно находилось его сердце, человек извинялся: он не имел в виду ничего плохого.
Стремление к саморазрушению проявляется всяким народом по-своему: кто пьет, кто пользуется наркотиками другого сорта, кто работает, не видя света, кто измеряет жизнь, честь и достоинство деньгами, ступенями карьеры, марками автомобилей и прочим мусором.
— И все-таки, спорить с тем, что русские ложатся спать гораздо позже нашего, вы не станете?
Не стану, старая сволочь.
— А мне это нравится. Город не прекращает свою жизнь никогда. Посмотрите, сколько на улице машин. Сколько людей в этом зале. У нас в это время всё мертво, всё спит, на улице ни души...
Вот и еще прошла к дверям пожилая пара. Откуда берется весь этот сброд, выходящий из гостиницы в такое время? Ах, да, наверху два ресторана; отужинав, граждане из местных отправлялись по домам, спать, следуя положительному примеру своих иностранных собратьев, о которых рассказывал мой словоохотливый сосед.
Я заказал бокал белого вина. Попросил заодно рассчитать меня, — чтобы не нужно было задерживаться, когда выйдет она.
Что может заставить такую девушку, какой казалась мне Анна, заниматься тем, чем она занималась? Я не помнил в точности, что писал об этом Виктор, но из его слов получалось, что делала она это сознательно и добровольно, начав чуть ли не школьницей... В те времена, на которые приходились мои школьные годы, подобное было немыслимо. За последние годы здесь изменилось многое. Я не был свидетелем этих перемен, а если и был, то сторонним. Может быть, поэтому мне было сложно понять, что может заставить русскую школьницу отдавать свое тело за деньги.
Мне приходилось слышать о том, что женщин принуждают заниматься проституцией; не знаю, отчего, подобные истории всегда вызывали у меня недоверие. При всем желании мне не удавалось представить себе ситуацию, в которой взрослый человек не нашел бы способа и сил отказаться делать то, что было ему не по душе. Другое дело дети... Когда она начала? Сколько ей было лет, когда ей впервые пришлось продать себя? Почему, со стыдом вспоминая ее телефонный разговор, мне теперь казалось, что ее не просто уговаривали, не просто убеждали, а угрожали? Что могло означать, например, произнесенное ею "я знаю, что будет"?
— А вы знаете, — сказал мой сосед, уже давно присматривающийся ко мне. — А мне кажется знакомым ваше лицо...
— Правда?
Тот рассмеялся.
— Только никак не могу вспомнить, откуда. Но у меня твердое ощущение, что я вас где-то видел... Или же вы мне кого-то напоминаете.
Я отпил из бокала; вино было холодным, терпким, невкусным. Интересно, кого же я тебе напоминаю?

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau