homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть II — АННА



19

Ехать пришлось вначале в метро, спокойном, пустынном в это время дня, затем в автобусе, выйти из которого мне рекомендовали кто на седьмой, кто на шестой, а кто и на восьмой остановке. Почти всю дорогу, обошедшуюся мне в полтора часа моей жизни, я не волновался; выйдя из автобуса и направившись в сквер, — пройдя который, я должен был выйти к дороге, прямиком ведущей к ее дому, — вдруг ощутил волнение, сравнимое с тем, что испытывал я, входя в первый раз в выбитую дверь с медной табличкой.
Сквер был голым, скучным и темным и кончился быстрее, чем можно было предполагать. Меня продувало насквозь: вспомнив о позднем часе и заторопившись, я оставил свой шарф в номере. Дорога, вдоль которой мне нужно было идти, едва заметно шла под уклон; вот и поворот направо, предсказанный мне еще в автобусе, пропустить который я действительно не мог, так как с обеих сторон дорога была ограничена заборами: с одной металлическим, ограждающим невеселые заводские строения, с другой кирпичным, со стеной деревьев за ним. Здесь мне предстояло перейти дорогу и войти в первую боковую улочку, расположенную сразу за окончанием кирпичного забора; улочка ломалась под прямым углом, после чего входила в арку в высотном доме.
Нужный мне дом был передо мной, мне оставалось пройти через двор. В котором из его подъездов была пятьдесят четвертая квартира, указанная на конверте? В третьем, таким был ответ на этот вопрос.
Как и в том, другом, далеком подъезде, за первой дверью шла другая; входная дверь, влекомая тяжелой пружиной, хлопнула за моей спиной, оставив меня в полной темноте; к счастью, вторая дверь не была на замке.
На лестнице пахло сгоревшим кофе. Каждый лестничный пролет состоял из десяти ступеней. От входной двери до двери в нужную мне квартиру было пять пролетов. Пятьдесят ступеней? Поменьше: первый пролет, ведущий к квартирам первого этажа, был покороче. Третий этаж.
"Как же ее звали?!" — пронеслось у меня в голове, когда я, с колотящимся сердцем, уже протягивал палец к звонку, — в отличие от, опять-таки, того, другого, бывшему белым. И сейчас же вспомнил: Анна, конечно, Анна, с фамилией моего друга, моего приятеля, моего далекого знакомого. На мгновение мне показалось, что не смогу преодолеть волнения и не позвоню, вернусь сначала на улицу, затем к остановке автобуса, потом в метро, в гостиницу, а из нее — в аэропорт, в самолет и так далее, в обратном порядке проделаю весь сегодняшний путь, пока не окажусь там, откуда он начался: в пустом, неродном, неблизком мне доме. Но звонок прозвонил, и скоро за дверью послышались шаги, — или они только представились мне?

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau