homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть I — ЛИЗА



5

17.06

Проснулся я на утро, как ни странно, в расположении духа самом чудесном. Слегка побаливала голова и тошнило, но тоже слегка, — в этом была даже какая-то прелесть. Завалившись вчера на кровать, я так и не разделся, и даже не снял туфель. Раскрыв окна (в номере моем их было целых три штуки), я направился в ванную комнату: пепельно-голубой мрамор, черный гранит, золотая медь, серебряный никель, зеркало, демонстрирующее меня в полный рост. Отражаясь в зеркале, я раздевался. Удивительно приятно стать после пьяной ночи под упругие струи горячего душа!
Стоя в ванне, отгородившись от остатка мира клеенчатой занавеской, я вспоминал события вчерашнего дня. Не могу не отметить, что они меня удивляли. Вернее будет сказать так: я вчерашний удивлял себя сегодняшнего. Откуда эта резвость чувств? Откуда это эротическое волнение? И отчего эта тоска, вылившаяся в неумеренное пьянство?!
Мне тридцать пять лет, я до отвращения много повидал на своем веку. Я был женат, и неоднократно, причем, и от жен, и от подруг, этого статуса не приобретших, ничего хорошего (или почти ничего) видеть мне не приходилось: самые трогательные и искренние романы заканчивались разочарованием и болью. Кроме того, я, как известно, женат и в настоящее время. Женат вот уже почти семь лет. Я бы даже рискнул выразиться таким образом: женат счастливо... Жена меня любит. У нас пока что нет детей, но жена ходит к врачам, врачи обещают непременное выздоровление, так что жена надеется, а вместе с нею надеюсь и я. С появлением же детей брак наш и вообще превратится в образцовый. Кроме того, жена меня любит, она мне верна. А верность, как известно, наиценнейшее и наиредчайшее из всех многочисленных женских достоинств. Вспоминая мое вчерашнее состояние, получалось, что я готов был обмануть доверие жены и поставить свой брак на карту из-за банальнейшего знакомства со случайной девушкой на случайной скамейке случайного парка! Я был удивлен, чтобы не сказать поражен, своим вчерашним легкомыслием.
Приняв душ и одевшись — свежая, прохладная рубашка как-то особенно приятно касалась кожи, — я быстро позавтракал внизу и вышел на улицу. Первый солнечный день в Москве. Я глубоко вздохнул, чтобы набрать в легкие как можно больше отвратительно-московского угарного воздуха, и двинулся к ожидавшей меня на гостиничной стоянке машине. Водитель угрюмо кивнул, пробормотал что-то совершенно непонятное, и машина тронулась. Боюсь, ему пришлось меня долго ждать.

** ** **

Мы довольно быстро пробежали контракты, записали замечания, оговорили детали. Работа была закончена через двадцать минут, после чего мы снова расселись по машинам, и нас куда-то повезли: официальная часть была позади, нас ожидала часть неофициальная.
Минут через пятнадцать мы выехали за город и вскоре оказались у ворот черного массивного чугуна; ворота дрогнули, бесшумно заскользили в сторону, раскрылись, и мы въехали в аллею, ведущую к дому.
Встретивший нас в вестибюле шустрый молодой человек в безупречном костюме, с каким-то переговорным устройством в руке, передал нам самые искренние приветствия от Б., хозяина этого дома-дворца: "по независящим от него обстоятельствам" сам он не мог встретиться с нами.
Как узнал я позже, не то вчера, не то сегодня утром на этого знаменитого и сказочно богатого человека было совершено уже которое по счету покушение; ранен никто, кроме одного из охранников, не был, но очередная молоденькая жена-красавица нашего хозяина находилась в состоянии буйной истерики: сидевшей на ее коленях собачонке — пекинцу с отвратительной, сплюснутой китайской харей — пулей напрочь снесло голову.
Дом был красив и богат до невозможности; кто-то рассказывал мне, что некоторые комнаты обставлялись мебелью из запасников Эрмитажа.
А в банкетном зале нас ждали девушки.
Шустрый молодой человек девушек представил, по залу бесшумно заходили официанты в смокингах, предлагая шампанское; мне оставалось лишь поражаться, насколько быстро перезнакомились эти пожилые, все как один тяжелые, брюхастые господа, почтенные отцы почтенных семейств, с предоставленными им девушками. Последняя, непонятно почему оставшаяся невостребованной, сама подошла ко мне. Первый ее вопрос был таким: "Вы не возражаете, если я присяду к вам на колени?"
Она казалась еще совсем юной девочкой, на вид ей было лет шестнадцать-семнадцать.
Минут через десять мы остались в зале одни, остальные попарно разбрелись по отдельным комнатам. Я был зол до последней степени: если бы я заранее знал, чем должна была кончиться эта поездка, я бы сразу после окончания переговоров вернулся в гостиницу.
— Послушайте, — прервал я девушку: та что-то говорила. — Вы меня простите, если мы с вами останемся здесь?
Глаза ее округлились.
— Вы хотите прямо здесь?! — удивилась она.
— Да, — ответил я, в свою очередь не поняв ее вопроса.
— Но ведь... Сюда же могут войти... Официанты ведь будут убирать.
— Вы меня неверно поняли, — ответил я, едва сдерживая раздражение. — Я предлагаю вам здесь остаться просто так. У нас с вами ничего не будет. Я женат. И — простите меня.
— А-а, — протянула девушка. В глазах ее как будто отразилась грусть. — Ничего-ничего... Только все они, — она махнула рукой в сторону двери, — тоже, наверное, женаты...
Я пожал плечами.
— Я вам что, совсем-совсем не нравлюсь?
Она улыбалась, но у нее чуть сводило губы, как это бывает у некоторых от сильной обиды.
— Вы мне нравитесь.
— Тогда почему вы не хотите?..
Я вздохнул, подавляя раздражение.
— Понятно-понятно, вы женаты. Послушайте, постарайтесь понять и меня. У меня к вам просьба: давайте все-таки перейдем с вами отсюда...
Меня поразил ее тон: она умоляла.
— Зачем?
Я растерялся.
— Поймите меня правильно, — сказала она. — Если мы с вами здесь останемся, и это увидят... Неужели вы не понимаете?!
— Что я должен понимать?
— Господи, — она вздохнула, по-детски подняла глаза к потолку. — Я могу потерять работу.
— А там? — спросил я.
— А там мы закроем дверь, и никто ничего не узнает. Пожалуйста, я вас очень прошу. Давайте поднимемся наверх. Прошу вас. Насиловать я вас не буду.
— Обещаете?
Она усмехнулась.
— Торжественно клянусь.
Я поднялся на ноги.
— Там есть шампанское, — сказала девушка, заметив, что я протянул руку к своему бокалу, стоявшему на столике перед моим креслом. — Спасибо вам.
— Вам спасибо, — ответил я.

** ** **

Мы с ней довольно мило поговорили. Шепотом. Хоть в комнате громко играла музыка. Звали ее Анной, в этом году она закончила школу, и было ей ровнехонько семнадцать лет. Когда назвала она эту цифру, почти угаданную мной, у меня тоскливо сжалось сердце. Конечно, каждый выбирает сам, по своим вкусам и согласно своим наклонностям — я был уверен, что никто не принуждал ее заняться тем, чем она занималась, — но уж слишком юна была эта девочка.
Работала она уже полтора года. Первое время считала недели, потом месяцы. В годовщину пригласила школьных подружек в самый дорогой ресторан. Зимой подарила маме шубу.
Она казалась очень чистой, совсем невинной девочкой; именно этим, вероятно, — кроме своей несомненной красоты, — и брала она.
Я спросил, есть ли у нее друг. С лету она ответила, что есть, а потом вдруг замолчала, отвела глаза, стала маленькими глотками пить шампанское из высокого, тонконогого бокала; со дна, чуть извиваясь, тянулась наверх струйка микроскопических золотых пузырьков.

** ** **

Спустились мы одними из последних. Мне подмигивали. Своих так называемых коллег я возненавидел уже с первого дня, сейчас же я готов был разбивать об их тупые хари бутылки. Пообещав Анне не выдавать ее, я тем самым позволил им зачислить себя к "своим". Мне было так отвратительно на душе, что я не сомневался, что в гостинице снова напьюсь.
Так оно и оказалось.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau