homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть I — ЛИЗА



23

После моего поступления на службу мы смогли исполнить давнишнюю женину мечту: купили дом, — не большой, но и не совсем маленький, с белыми стенами и ярко-коричневой, почти оранжевой, черепичной крышей, окруженный газоном, с садом, с палисадником.
С увлечением девочки, украшающей кукольный дом, жена принялась наводить порядок в нашем доме; были приобретены симпатичные вазочки и модные сухие ароматические букеты, настольные и напольные лампы, дающие особо уютный свет, распределены по стенам некоторые из моих картин, особенно ценимые ею, — но, к удивлению моему, порыв этот достаточно быстро закончился, продлившись на удивление мало, всего несколько дней. Я терялся в догадках: он сменился чем-то совсем необъяснимым, какой-то тоской, отстраненностью, отчуждением — и от дома, и от меня, — она как-то вдруг ушла в себя, закрылась... После длительных прогулок и посещения подруг она возвращалась как будто посвежевшая, как будто с новыми силами, но и свежесть, и новые силы быстро проходили, снова сменялись оцепенением, пустотой в глазах, тоской.
Все становилось на место после ночного случайного звонка, — из Москвы, из гостиницы, — после подслушанного мною плача, слов, произнесенных ею не мне, когда ошиблась она и приняла меня за кого-то другого.

** ** **

Машина остановилась у тротуара, как останавливаются у тротуара все машины. Протрезвевший, с чемоданом в руке, я пошел к дому.
Все время после того звонка я старался не думать о своем нечаянном открытии, и мне это чудесно удавалось: я не думал о нем, но оно, тем не менее, определяло и мое настроение, и мысли, и поступки. Из всех необъяснимых, ужасных событий, которые мне пришлось пережить за последние дни, оно было едва ли не самым страшным, — может быть потому, что удар наносился в этом случае от человека близкого, от которого всегда ожидаешь только поддержки и помощи.
Окна первого этажа были закрыты ставнями, — она опускала ставни лишь в двух случаях: на ночь, или при длительных отъездах. На часах моих было без четверти семь московского далекого времени; для получения времени местного, центрально-европейского, следовало перевести стрелки на два часовых деления назад. В неполные пять часов опускать ставни было рано. Оставался вариант номер два: длительные отъезды.
Вариант этот не удивил бы меня.
В доме было темно, слабый свет шел со второго этажа, где окна были закрыты только занавесками. Оставив чемодан в коридоре, я прошел в гостиную, поднял ставни и раздвинул занавески; поднялся на второй этаж, где располагались спальные комнаты, ее "рабочий кабинет" и моя мастерская со стоящим в ней знакомым, терпким запахом красок.
Дом был необитаем.
Поставив чай, достав из шкафа нелюбимое мною, но любимое женой шоколадное печенье, заметил на столе в гостиной сложенный вчетверо лист бумаги. Машинально опустился в кресло и, забыв жевать, с набитым печеньем ртом, стал читать оставленное ею письмо.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau