homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть I — ЛИЗА



21

Распрощавшись на улице с моим улыбчивым собеседником, я решил поехать к себе в гостиницу на метро, — и не могу сказать, чтобы отправлялся я туда с легким сердцем.
Поезд с грохотом вылетел из тоннеля, оглушительно — так, что сразу заложило уши — затормозил, из вагонов вывалила на перрон толпа, толпа с перрона перетекла по вагонам, двери закрылись, после чего женский голос предупредил, что двери закрываются и рассказал, какая остановка будет следующей. По вагону, глядя под сиденья, пошел милиционер.

** ** **

В гостинице меня встретили обычными дежурными, ничего не выражающими улыбками, что — после всего произошедшего — показалось мне все же странным. Я продлил свое пребывание в гостинице еще на день, предложив расплатиться вперед, на что возражений не последовало.
Открывал свою дверь я со страхом, заодно жалея, что, не подумав, заплатил вперед: если на моей постели до сих пор лежит труп, оставаться в гостинице я, естественно, не смогу.
Номер был чистеньким, убранным, свеженьким, — сквозняком из приоткрытого окна чуть колебало прозрачную занавеску, — кровать была застелена с профессиональным блеском и аккуратностью, кроме обычных постельных принадлежностей на кровати ничего не было. Я заглянул в ванную комнату, и в туалет, и в шкаф, и, разумеется, напоследок под саму кровать, опустившись для этого на пол и подняв тяжелое покрывало, краями почти лежащее на полу. Только после этого я закрыл дверь.
Одеяло было новым, на пододеяльнике нельзя было различить ни пятнышка, под белоснежной, девственной простыней матрас был тоже чист.

** ** **

Я не просто закрыл дверь, я завалил ее всем, что двигалось в этом номере: тумбочками, стульями, столом, холодильником, — всем, что был в состоянии поднять, перенести или перетащить из комнаты в коридор. Из двух тяжелых кожаных кресел я оставил для себя одно.
Вначале я выпил шесть бутылочек пива — одну за другой; первые две из горлышка, остальные из пивного бокала. Затем было выпито вино, белое, после чего и красное; шампанское я пил с легкой надеждой на то, что оно окажется отравленным. Виски, напиток, отдающий самогоном, я никогда не любил, но после шампанского обратился именно к виски, которого в баре стояло три игрушечных бутылки разных сортов.
Потом я долго набирал свой домашний номер, держа телефон на коленях; наконец, автоответчик сказал моим голосом, что дома меня нет, но можно оставить номер своего телефона, и тогда я перезвоню, как только к тому представится возможность.
Поколебавшись, я сказал в трубку, что вылетаю только завтра, назвал время и номер рейса, — понимая, что это, скорее всего, не имело смысла.
После выпитого залпом виски меня затошнило.
В баре оставалось еще Мартини, красное и белое, французская гадость Кальвадос, бутылка Квантро в форме стилизованного гроба, водка, коньяк, который я оставлял напоследок, думая насладиться его ароматом.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau