homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Земля безводная
Часть I — ЛИЗА



11

19.06

В ординаторской меня ждали два человека: один помоложе, с живым, приветливым лицом, другой постарше, с лицом жестким, глядевшим хмуро. Первый представился, его звали Андреем. Второй лишь показал удостоверение. И без его удостоверения я уже догадался, что люди эти не были докторами.
— А как вы себя чувствуете, Виктор Алексеевич? — спросил первый, подойдя к изголовью кровати, в которой ввезли меня в комнату.
А Виктор Алексеевич чувствовал себя сносно.
— Великолепно, — ответил я. — Только задница болит.
Младший поднял брови, непонимающе посмотрел на меня, на своего друга, на санитара.
— Ему клизмы ставили. Восемь штук.
Подавляя улыбку, младший участливо смотрел на меня.
Затем, когда санитар вышел из комнаты, начались вопросы. Беда в том, что у меня не было с собой паспорта. У меня вообще не было никаких документов. Так что Андрею с приятелем было необходимо, что называется, выяснить мою личность.
Оказывается, жизнью своей я был обязан горничной, вошедшей около двенадцати часов в мой номер для его уборки. Перестелив разобранную постель, она двинулась в ванную, но та оказалась закрытой. У горничной, естественно, был ключ, но в замок он почему-то войти все никак не хотел. Присмотревшись, женщина обнаружила в замке обломок другого ключа. Она стучала в дверь, но из-за двери ей не отвечали. По телефону она пригласила в номер администратора. Администратор — охранника. Охранник вызвал милицию. Милиция приказала привести мастера. Мастер вскрыл дверь. За которой и обнаружили меня: без сознания, скрученного по рукам и ногам, полураздетого, позеленевшего. Была немедленно вызвана скорая помощь.
Спускали меня, по словам младшего, по черной лестнице: слишком фешенебельна была гостиница, чтобы проносить по ее парадным коридорам, сверкающим лифтам, роскошным лестницам и залам такого зеленого, полумертвого и, судя по всему, криминального полупокойника.
Когда я заговорил о девушке, оставшейся ночевать в моем номере, мужчины переглянулись.
— Вы почувствовали себя плохо сразу после того, как выпили шампанское? — спросил старший.
— Да. Почти сразу. Через минуту. Трудно сказать.
— Она сама предложила вам вино?
— Да.
— Вы присутствовали при том, как она разливала шампанское по бокалам?
— Нет, — я начинал уставать. — Разливал шампанское я сам. В то время как она была в душе.
— То есть, вы налили и себе, и ей из одной и той же бутылки, и выпили затем оба. Вам стало плохо, а с ней, судя по всему, не произошло ничего...
— Это странно, — сказал младший.
— Если я не ошибаюсь, — вспомнил я вдруг, — себе я налил уже из второй бутылки. Первый бокал я выпил, когда она принимала душ. После этого открыл новую бутылку и из нее налил себе второй бокал.
— И она подала вам именно этот бокал? Который вы сами, собственноручно наливали из другой бутылки?
— Я не знаю. Наверное.
— Вы выходили из комнаты? Она оставалась в комнате одна?
— Я тоже принимал душ, после того, как она закончила.
— После того, как она закончила... То есть, вы хотите сказать, что принимали душ не вместе с нею? — спросил старший недоверчиво.
— Я же сказал вам: сначала она, потом я. Когда она вышла из ванной.
Младший произнес извиняющимся тоном:
— У нас нет намерения оскорбить вас. Вы нас поймите: нам необходимо установить истину...
— Да-да, — сказал я, опускаясь на спину. Я все еще лежал на той металлической кровати.
— Значит, она вышла из душа, вы вошли в душ. Так? — подытожил старший. — В то время как бокалы остались в комнате. Так?
— Да, — ответил я.
— Затем. Вы закончили мыться, вышли из душа, и она дала вам бокал. Так?
— Да.
Я плохо себя чувствовал, и не столько физически: мне было очень грустно.
— А зачем, простите за такой вопрос, вы оставили ее у себя? — спросил младший.
Я усмехнулся.
— А вы как думаете? — ответил я.
— Мы никак не думаем, — сказал другой резко.
— Она сказала, что у нее мама в больницу попала...
Я осмотрел обоих мужчин.
— Что у нее инфаркт был. Что ей сделали операцию... Ей было трудно дома... Так она мне сказала.
— Понятно, — произнес старший, что-то записывая в своем блокноте.
— Еще раз, — сказал он же, поднимая на меня глаза. — Вы уверены, что получили бокал от нее?
— Я ведь уже несколько раз сказал...
Младший склонился надо мной:
— Поймите, это слишком важно. Нам необходимо знать наверняка.

Подошел ко мне и старший, все это время остававшийся у окна.
— Шанс, конечно, невелик, — сказал он; в руках у него был альбом. — У нас тут есть некоторые фотографии... Вы могли бы узнать эту девушку?
"О-о, мог ли бы я ее узнать, Господи?! Мог ли бы я ее узнать?!"
— Я думаю, да, — сказал я.
— Шанс невелик, — говорил человек, раскрывая передо мною альбом, из которого сразу упало на мое одеяло несколько фотографий. — Простите. Тут у нас, главным образом, девочки... Легкого поведения, что называется. Но не только. Всякой твари по паре. Посмотрите повнимательней. Имейте в виду, что она могла быть загримирована.
— Другой цвет волос, — подсказал младший. — Даже другой цвет глаз — контактные линзы.
— Примет особых не заметили?
Что было мне сказать? — янтарная родинка в начале груди, другая под мышкой? Тонкие ключицы, мягкие губы? Сердце мое томительно сжалось. Я вздохнул.
— Нет.
— Уверены?
— Да.
— Вы сказали, она представилась Лизой?
Я кивнул.
— А фамилии — не называла?
— Нет.
— Вы знаете, что такое фоторобот?
— Приходилось слышать.
— Сможете составить?
— Не представляю, честно говоря.
— Слушайте, сегодня уже слишком поздно, но завтра мы пришлем вам, если не возражаете, нашего специалиста: попробуйте, постарайтесь, может быть, получится...
— Может быть, спасете этим других, — сказал старший.
Мне оставалось только пожать плечами.
— У меня завтра не особенно много времени — самолет.
— Вы завтра улетаете?
— Да.
— Так мы пораньше, прямо с утра, как только проснетесь.
Старший подал мне альбом; я не удержал его, книга упала, ударив меня в живот.
Мужчины засмеялись. Один из них включил свет, — в комнате становилось темно.

** ** **

Я увидел ее уже на второй странице — у меня в глазах вспыхнуло. Я должен был вздрогнуть; не знаю, как эти двое смогли ничего не заметить.
Вначале шли два "официальных" снимка: в профиль и фас. Снимки были плохими, слишком темными, перепроявленными. У нее была другая прическа — совсем короткая, под мальчика, — и выглядела Лиза гораздо моложе. С сережкой в одном ухе. На других фотографиях она садилась в машину, выходила из дверей, шла с кем-то под ручку (лицо ее кавалера было замазано черным), сидела за столом, держа в тонких своих пальцах бокал и цветок, мечтательно-грустно глядя куда-то чуть в сторону, мимо объектива... Я торопливо перевернул страницу. Среди обычных лиц обычных девочек, девушек и женщин попадались и довольно хорошенькие. Но я был не в том состоянии, чтобы особенно внимательно присматриваться ко всем этим фотографиям.
— Ну что? — вопрос старшего заставил меня снова вздрогнуть.
— Да? — спросил я.
— Не нашли?
— Нет, — ответил я, чувствуя облегчение: до самого последнего мгновения я не мог решить, что мне следовало делать.
— Мне показалось, что вы... — младший замялся.
Сделав равнодушное лицо, я раскрыл альбом наугад, перевернул пару тяжелых страниц вперед, назад, потом ткнул пальцем в один из снимков. Девушка, улыбавшаяся мне во весь свой рот, показывая дивные зубы, была совершенно не похожа на Лизу.
— Я действительно решил было...
Старший пригнулся ко мне, заглядывая в альбом.
— Но я ошибся. Это не она. Простите.
— Вы не досмотрели до конца, — заметил младший чуть разочарованно.
— Ах, да, конечно, — спохватился я. Дальше я изучал каждую фотографию с огромным вниманием, возвращался назад, подносил альбом к самым глазам, если изображение было не особенно четким; старший курил, сидя на подоконнике, глядя в окно, младший прохаживался по комнате.
Когда я закрыл, наконец, альбом, старший, разминая ноги, подошел ко мне.
— Нам придется вместе с вами проехать в гостиницу, чтобы при вас еще раз осмотреть ваш номер... Мы с вами еще не говорили на эту тему, но вы понимаете — вы были ограблены...
Я кивал головой.
— У вас достаточно сил, чтобы проехать с нами?..
— Конечно.
— Вас сейчас, наверное, еще раз осмотрят, и если у врачей тоже не будет возражений, мы сразу же отправимся к вам...
У врачей возражений не оказалось.

 





tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov
Alle vertalingen op de site © vertaalbureau