homeenglishitalianfrenchdutchrussian

Кокаин
главы из романа

 

 

 

 

2


Я шел, чуть ли не по колено проваливаясь в снег, пряча лицо за приподнятым воротником: мело так гадко, такими резкими порывами, что через полчаса лицо остро горело, глаза слезились, а пальцами в тонких перчатках нельзя было шевелить. Откуда такая пурга? Перед самым уходом выглянул в окно: небо было чистым, а звезды казались настолько яркими, словно их до этого специально натирали махровыми тряпками с зубным порошком.
     — Вы ничего не замечаете? — спросил вдруг незнакомый прохожий.
     Я вздрогнул от неожиданности.
     — Почему? — ответил я; было уже довольно темно на улице. — Кое-что замечаю. Вон на автобусной остановке люди стоят, — сказал я и указал рукой. — А вон старушка из магазина выходит. Видите? Сейчас поскользнется и упадет. А вон там — там, в проходе между домами, под разбитым фонарем, — дети по льду катаются.
     — Я не про то, — сказал незнакомец. — Я имею в виду, вы странного ничего не замечаете?
     — Странного, — раздумчиво повторил я за ним. — Странного, пожалуй, ничего. Холодно только очень, да и пурга неожиданно началась.
     Тот улыбнулся. Нехорошей была эта улыбка: только губы изменили на его сухом, желтоватом лице свое положение, разъехались в стороны, к ушам.
     — Оглянитесь вокруг.
     Я оглянулся.
     — Ну? — спросил он.
     — Я ведь уже говорил, — начал я, немного раздражаясь. — Вон старуха из магазина выходит, сейчас со ступенек треснется, вон дети по льду катаются, а вон там — видите, под разбитым фонарем, в проходе между двумя домами, — люди стоят, автобуса, по всей видимости, ждут.
     Где-то этого человека я уже видел, понял я вдруг. Где-то я его уже видел. Особенно зубы его показались мне как-то до странности знакомы: тонкие и длинные, очень ровно — как у собаки — стоящие в розовых деснах.
     — Ну, ладно, — сказал я. — Я, пожалуй, пошел.
     — Так быстро?
     — А почему бы и нет?
     — Действительно, — произнес он. И протянул мне руку в двухслойной рукавице. Я крепко пожал ее. — Следи за собой. Шапка у тебя теплая, смотри, не потеряй, а то простудишься.
     "Странно, — сразу подумалось мне, — что это он про шапку вдруг заговорил?! Может, он из этих..."
     — Шапка ничего, — сказал я.
     — Красивая шапка.
     — Не жалуюсь.
     — Жена связала?
     — Как же. Свяжет она. Друг подарил, когда в космос улетал.
     Незнакомец удивился и покачал головой.
     — Никогда бы не сказал. Такое ощущение, что жена связала.
     — Еще чего! Свяжет она. Она вот меня, больного, в магазин отправила! А я газету читал.
     — Знаю, знаю, — со странной улыбкой произнес он.
     Не стану лгать: в этот момент мне стало как-то нехорошо. Откуда незнакомцу известны такие подробности? Про газету он знает, и про жену, и про шапку? Шапка-то на самом деле связана женой, хоть я и скрывал это все эти годы.
     — А про что я читал? — произнес я, замирая.
     — Про Африку, — сухо ответил он. — Про то, как там дети с голоду дохнут.
     Я остановился.
     — Откуда ты все это знаешь?
     — Да я много чего знаю.
     — Откуда?!
     Он пожал плечами, улыбаясь, выставляя изо рта свои кривые, розоватые зубы.
     Я неожиданно выхватил из кармана молоток и гвоздь, приставил гвоздь к его голове и размахнулся молотком.
     — Быстро говори, — закричал я, — не то плохо будет! Говори, скотина!
     — Да читал я, вот прицепился! — закричал тот и в сердцах сплюнул в снег. — Книжку твою читал, придурок, в библиотеке. Автограф еще хотел попросить! Думал, и книжку, может, куплю, три рубля не пожалею!
     Он снова плюнул — на этот раз мне под ноги. А потом развернулся и быстрым шагом двинулся прочь.
     Есть такое слово: стыдно. Так вот, мне было очень стыдно. Ужасно стыдно. Как-то болезненно стыдно. Во-первых, читатель, а во-вторых, книжку собирался купить. Ох, как все-таки неудачно получилось! Подняв упавшую старушку из снега и отряхнув на ней пальто, я спросил ее тихо, оглядываясь по сторонам:
     — Чего дальше-то? Дальше-то о чем речь?
     Привстав на носки, она прошептала:
     — Кошка с котятами...
     А затем подхватила сумки и побежала от меня, оглядываясь, раскидывая толстыми валенками снег в стороны... Побежала вдоль магазина, по освещенной витриной дорожке, подчищенной с утра стариком-дворником, побежала мимо остановки, где народ толпился в ожидании автобуса, побежала мимо детей, катавшихся под разбитым фонарем в проходе между двумя домами по льду, поскользнулась и упала, но тут же вскочила, словно резиновая, словно туго надутая сжатым воздухом, подхватила тяжелые сумки и побежала дальше, мимо остановки, мимо магазина с освещенной витриной, мимо фонаря с детишками на льду, мимо людей, ждущих автобуса, мимо меня — следившего за ее поразительным бегом с большим интересом, — мимо детей, мимо магазина, мимо остановки, мимо незнакомца-прохожего, жующего задумчиво кончик надломанной ветром папиросы, глядящего, щурясь, вдаль, побежала мимо трамвая, стоящего напротив в три часа ночи, мимо меня, мимо своих сумок — оставленных в камере хранения, — мимо кафе с гардеробом и гардеробщиком, берущим на чай, мимо гостиницы с надписью "Минск", мимо гостиницы с надписью "Гродно", мимо бедных детишек, скользящих под разбитым фонарем по льду в проходе между двумя домами, возведенными на моей улице, на той улице, где я рос и катался на льду под разбитым фонарем, где проходило мое детство, где живет моя мама, где жила моя возлюбленная, которая меня бросила, где сейчас живет та, которая меня не полюбит (а потому и не бросит), где в глубоком сугробе стою я и прячу лицо за небольшим воротником от страшной метели, где меня уже никто не помнит, где мне поставили памятник, — небольшой, но серебряный, — где стоит магазин, мимо которого пробежала старуха, топая валенками, громко дыша, поднимая за собой снежные облака, образуя вихри и странные воздушные потоки, в которых трепещут и дети, и автобусная остановка, и фонарь, и дома, пробежала она, качая сумками и громко дыша, — прямо в метро.
     Так вот она куда бежала! А я-то думал...
     Загадочная старуха, которой я помог подняться с земли и отряхнул пальто, зеленоватое, с зеленоватыми, но темнее, пуговицами. Загадочная старуха.





пресса | роман земля безводная | роман кокаин | об авторе | фотоблог | блог | контакт

tag cloud:

scrittore russo, autore russo, letteratura russa contemporanea,
lo scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
l’autore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov, grande romanzo russo,
recensioni del romanzo Vera dello scrittore russo contemporaneo Aleksandr Skorobogatov
,
écrivain russe, auteur russe, littérature contemporaine russe, recensions des livres d’Alexandre Skorobogatov,
grand roman russe, auteur russe contemporain, écrivain russe contemporain,
recensions du roman Véra de l’écrivain russe contemporain Alexandre Skorobogatov